Привычке к алкоголю можно противопоставить сильную волю

Все, что рассказал Глеб Лусаров о двух месячном периоде «просветления», доказывает, что привычке к алкоголю можно противопоставить сильную волю. Это возможно для алкоголика, а тем более для «начинающего» пьяницы. В редких случаях такое «самоизлечение» наступает под влиянием каких-то чрезвычайных обстоятельств: тяжелой болезни, когда врачи запрещают под страхом смерти прием спиртных напитков, каких-то перемен в семейной жизни и т. д.

Значит, можно  надеяться на успех, если создать вокруг алкоголика такую обстановку, чтобы он вынужден был прекратить пьянство. Нельзя увольнять алкоголиков «по собственному желанию». Нельзя допускать их к работе в состоянии опьянения, нельзя покрывать прогульщиков,  которым частенько день прогула засчитывают как отгул за прежде выполненную работу.
Конечно, здесь необходимы усилия многих людей и многих организаций. Моя же задача гораздо скромнее. Предостеречь, показать, что алкоголь ведет к гибели личности, к гражданской смерти— вот цель, которую я ставлю перед собой, рассказывая о жизни одного из моих пациентов, в судьбе которого алкоголь сыграл роковую роль- сначала непосредственно, а потом косвенно.
Начальник заметил, что я стал снова приходить на работу с запахом винного перегара. Вначале он относился к тому терпимо. Поток стал лее чаще просить меня прекратить пьянство. Но когда обнаружилось, что однажды я напился прямо о конторе и остался тут же ночевать, он потребовал моего увольнения.
Обойдя множество предприятий и поняв, что в должности инженера устроиться не могу, я по совету одного пьяницы, с которым разговори. С  в пьяном баре, решил поехать на гастроли с театром е качестве рабочего сцены. И постарался убедить себя, что перехожу на такую работу не из-за снижения моих возможностей, а потому лишь, что мне с хочется посмотреть мир», поездить по ратным городом Эта мысль увлекла меня, и в театр я пришел в самом хорошем расположении духа
Заведующий отделом кадров удивился. увидев о моей трудовой книжке Запись о том что я по специальности инженер. А когда дошел до последней эалиси об увольнении в связи с не рушением трудовой дисциплины он тут же возвратил документы.
— Нет. мы уже набрали рабочих.
Отказ был для меня неожиданностью. и я в унынии побрел домой. Проходя мимо соседнего гастронома, с тоской остановился ломе витрины, уставленной бутылками. В углу витрины виднелось объявление: Требуется грузчик Оплата 60 рублей. Работа через день. Я направился к директору магазина

— Вам кажется, нужен рабочий…
— Документы есть?
— Есть— радостно воскликнул я.

Так началась моя новая жизнь с премиальными четвертинками, если я выгружал машину не разбив ни одной бутылки. Я дорожил работой и опохмелялся теперь не по утрам а только во время сведенного перерыла, как ни тяжко мне было крепиться.

За два дня до поступления в психиатрическую больницу у меня заболело горло, и я вспомнил. что накануне после изрядной выпивки долго ьаля.хя на тающем снегу. Измерил температуру. Градусник показал тридцать восемь
Я вызвал врача. но лечиться, конечно, решил собственным методом. Думал, что выпью только рюмку водки, однако пеяле первых глотков желание выпить стало непреодолимым, и рюмка за рюмкой я опустошил всю бутылку.
Сколько времени прошло. не помню. Но. кажется. 6ы.ю еще светло, когда ко мне постучали два грузчика Они передали от сослуживцев кулек с апельсинами и курицу о целлофане.

— Вот. вари куриный бульон. А мы, брат. выпьем за твое здоровье.

Когда водку раьхивали с озорным бульканьем в паханы, мучения мои достигш небывалой сиш. Я, не отводя глаз, смотрел на дрожавшую в руке гостя политровку жадно ловил ноздрями водочный запах. А в голове Звенело и лязгало. Жар охватывал все тело, захлестывал грудь и приливал к горлу так. что становилось невозможно дышать. И вдруг все поплыю перед глазами, потом стало темно, и на фоне глубокой бесконечной черноты вспыхнул ярко-красный огонек…
Когда я пришел в сознание, грузчики держали мня за руки и за ноги. Лица у них были испуганные.

— Что случилось?— простонал я.
— Ну брат ты мой  Посинел, заорал и стал дергаться. Головой бился. Язык себе чуть не откусил. Совсем ты значит допился.

Я лежал нскомо минут молча и гости Наконец я почувствовал, что оглушенность и резкая слабость немного спанл.

— А ну налейте мне ребята!

Опьянел я быстро. Когда стал что-то воспринимать и огляделся по сторонам, гости уже ушли. Мне стало казаться, что в мою комнату пробрались Сикдиты, Что было дальше, вы знаете. Я рассказывал об этом в самом начале.
И вот теперь, после всего, что я пережил, после того, как насмотрелся на своих соседей по паате. таких же пьяниц как и я сан мне так захотелось жить нормашюй жизнью, работать навещать своего сына Будет ли это, доктор?
История Лусароаа подошла к концу, а и до сих пор не знаю, как завершить это повостяование. Сказать правду о гибели Глеба Лусарова? Но правильно ли поймет меня читатель? Не скажет ли: для чего он лечился?
Да так получилось, что. когда мой пациент избавился от болезненного пристрастия к спиртным напиткам, жизнь его оборвалась юза случайного трагического стечения обстоятельств, связанных с алкоголем. Но очень, очень много в этой случайности от закономерного. Здесь, мне кажется, проявилась особенность алкоголизма — страдания не только личного, но и бедствия для окружающих.
Итак, вернемся к Лусарову. Прекратить пьянство человеку с выраженным синдромом похмелья нелегко. Я всегда говорю об этом своим пациентам в день выписки. Малейший срыв, поблажка себе — и лечение насмарку!
Мы выписываем алкоголиков, когда признаки похмельного синдрома полностью ликвидированы и обостренная тяга к спиртному проходит. На этом этапе асе зависит уже от самого больного и его окружения. Получив курс лечения. он вполне способен к воздержанию ог алкоголя.
Глеб Васильевич Лусаров был из тех моих пациентов, которые с полной серьезностью восприняли сложившуюся ситуацию и оценили это строгое и последнее предупреждение — белую горячку. Последнее потому, что разрушающее действие алкоголя катастрофически усиливается. Личность алкою лика постепенно распадается, все более грубо снижается интеллект. Многим алкоголикам свойственно отсутствие интересов ко всему, что не связано со спиртными напитками. Такие больные не имеют определенных планов на будущее, безразличны к своей судьбе.
Есть и другая категория — взрыпчатме о6удимые с резкими переходами от благодушия и бесшабашности к злобной придирчивости, агрессивности. Эти алкоголики особенно нетерпимы в домашней обстановке, терроризируют родственников, соседей. И. наконец, существует группа пьяниц, для которых характерны лживость, наклонность к рисовке. бахвальству, стремление вызпать сочувствие, попытки поразить «особенностью судьбы». Это,  говоря языком психиатра, истерическая форма патологического развитки личности.
Все эти явлеючя обусловлены длительным хроническим отравлением спиртными напитками. Нравственно огрубение постепенно и неуклонно возрастает. Снижается память, ослабевает волк, исчезает понимание глубины собственного падпгня. чувство стыдливости. Юмор алкоголика плоский, неуместный, циничный. Больной утрачивает способность к абстрактному мышлению, к восприятию аллегорий. Процесс может достигнуть степени полного н необратимого слабоумия.
Для наглядности приведу документальный протокол беседы с алкоголиком, заимствованный мной из специальной научной литературы и свидетельствующий об оскудении интеллекта. Обследование проводилось после нескольких дней воздержания больного от спиртного в условиях стационара. Больной был абсолютно трезв.

— Кого вы считаете хорошим человеком и кого плохим?

— Один норовит выпить за чужой счет, хотя у него ест, и костюм и вещи. Л другой, добряк, все с себя пропил и других не забыл, угощает. Таких, как первый, надо по шее вешать их паразитов!

— В чем разница понятий «скупой» и бережливый»?
— Один последнее пропивает а другой ходит чисто и норовит выпить за чужое
— Сколько у курицы ног?
— Рааьрдр сдошйте
— Четыре

Дойди Луса рое до такой степени умственного падения, он уже не смог бы подняться. Но Лусаров сумел удержаться на самом краю пропасти. И удержаться и выйти потом на верную дорогу.

Однажды, приблизительно год спустя, и встретил Лусарова на станции метро . Он был бодр и полон зиергии. Пока мы ехали  Глеб Васильевич успел рассказать что покончил со своим пороком, работает инженером и даже снова поступил в аспирантуру, правда, теперь в заочную. Расспросить его о личной жизни я не успел.
Было лестно, когда Лусаров стал благодарить мени за «спасение». Но про себя я думал, что немалая, а может быть, и главная заслуга принадлежит ему самому.

Больше с Глебом Васильевичем я не виделся. Однако спустя еще года полтора я случайно опять оказался причастным к его судьбе.
Это произошло на дежурстве поя Новый год. Около 11 часов санитар доложил мне, что милиция доставила кого-то на экспертизу алкогольного опьянения. Я пошел в приемную комнату. Милиционер положил передо мной докумгиты шофера Жучкова. Я взял акт составленный милицией, и стал переписывать из него фамилию, имя адрес, место работы испытуемого, потом попросил ввести Жучкова, а сам скользнул взглядом — почти с всякого интереса — в ту часть акта, где описывались обстоятельства, при которых был задержан испытуемый: 31 декабря в 20 часов 17 минут на переходе через улицу Кирова вышеупомянутый шофер, нарушив правила уличного движения, не затормозил на красный сигнал светофора и сбил переходившего улицу в положенном месте пешехода Луслроза Глеба Васильевича, работающего инженером и проживающего, согласно обнаруженным при нем документам…»
Я вздрогнул. Пропустил несколько строк и прочел дальше: «Пострадавший скончался в машине Скорой помощи.
В кабинет вошел Жучков. Он пошатывался. Пахнуло резким запахом спиртного.

— Извините, доктор! — стал оправдываться милиционер.— Я и сам вижу, что он пьяный, но для следствия важен официальный документ.

…Вот в ту мглистую, морозную ночь я и задумал рассказать трагическую и вместе с тем поучительную историю Глеба Лусарова.

Г. Блинов

Комментарии и пинги закрыты.

Комментирование закрыто.

.